?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Tourist fish

...На берегу реки располагалось поселение первопроходцев: деревянные дома, амбары, разрушенные изгороди…  Здесь никто давно не жил, в музее под открытым небом бродили туристы, фотографируясь на память в волчьих шкурах и с копьем в руке.

Пожилая хозяйка музея с гордостью показывала мне старинную утварь, оружие своих предков и запасы на зиму: сушеные ягоды, десяток вяленых рыбин на длинной веревке.

-You are good fisherman!- я хотел сделать ей комплимент.

-No. It is tourist fish. Lets go, I shall show you real fish

Я потрогал рыбу, оказалось - пластик, муляж. Туристическая рыба, не настоящая.

Туристическая реальность и настоящая жизнь пока существуют раздельно, проникая друг в друга, но создавая массу проблем. Двести-триста лет назад, когда туристов на планете не было, появление странствующего незнакомца никак не меняло облик европейских городов. Жители продолжали делать свое дело, не обращая внимания на чудака.

Но в эпоху массового туризма, города, принимающие миллионы туристов, вынуждены соответствовать ожиданиям пришельцев, и предлагают напоказ вот такую Tourist fish. Город изменяет сам себе, своим привычкам, и в борьбе за туристов делает все, что они пожелают. Местные жители проводят праздники для туристов,носят якобы национальные костюмы, танцуют на площадях национальные танцы, готовят и едят местную кухню и делают вид, что это –настоящая жизнь. А потом они снимают эти костюмы, в джинсах идут на дискотеку, едят гамбургеры и потешаются над легковерными туристами, которые приняли этот маскарад за чистую монету.

Туристов убеждают, что Баба Яга и Снегурочка прописаны в известных русских городах, что брошенный строителями шлакоблок оставлен Александром Македонским после похода в Индию, что нужно увидеть Париж и умереть.

Мифологическая вселенная почти поглотила мелкие туристические центры вроде Великого Устюга, Москва и Париж пока сопротивляются…

Немногие отважные путешественники рискуют оторваться от экскурсионного автобуса и заботливого гида, и броситься в омут незнакомой страны, зная по-английски только «I am a boy. Am I a boy?»

Нас водят по экскурсионным местам, куда местные даже не заглядывают (кто был на Красной площади?), нас берегут от столкновения с real fish. От Барселоны до Москвы нам продают китайские штампованные сувениры, выдавая за аутентичный hand-made. А эти косые взгляды «аборигенов» в сторону туристов! Понаехали тут! Бездельники! Жизни не знают!

Каждый, кто провел две недели на побережье в Анталии на «все включено», должен догадываться, что жизнь в этой резервации никак не похожа на реальную жизнь в стране Турции, которой турист так и не увидел.

Впрочем, большинству это и не нужно, в эпоху брэндов важнее успеть увидеть Эйфелеву башню, чем пытаться открыть для себя «свой» Париж. Вдруг этот новый Париж тебе не понравится, а башня-это навсегда! И девушки в Париже-сплошь красавицы… Туриста обмануть не трудно, он сам обманываться рад!

Но есть и хорошие новости. По мере исчезновения заводов и фабрик, (их переезда в Китай, а то и в руки роботов) освободившиеся площади займут новые экскурсионные объекты: «бывшая фабрика», «бывшая маслобойня». Безработные маслоделы и гончары будут показывать нам свое хозяйство уже как гиды и получать деньги за эту работу. Умелые туристы сделают под их присмотром горшочек и масло…

По мере того как весь мир окажется занятым только в сфере туристических услуг (кроме китайцев и роботов), никакой другой жизни уже не будет. Останутся только туристы и обслуживающий их мир. Мы будем менять свой фартук официанта в России на статус клиента ресторана в Англии, роль водителя в Москве на роль пассажира в Риме. Мы будем обслуживать туристов, чтобы поехать в отпуск и самому стать туристом. Туристическая рыба станет, наконец, единственной и поэтому настоящей.

… А настоящую рыбу я потом поймал сам и съел…